Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: Пред. 1 2 3 4
Вчера, сегодня, завтра: история развития искусства цветочного убранства в православных храмах., В летописную тему размещаем: события и факты различных времен, упоминания из Святого Писания, Преданий, высказывания Святых отцов Церкви, публикации, статьи, материалы о сподвижниках в развитии данного направления искусства.
Скажу, не часто можно увидеть информацию по нашей тематике, а тут случайно встретила в интернете статью к.и.н., старшего научного сотрудника НИЦ ТК ГБНТУ «Кубанский казачий хор» С.М. Гетманской 

"Растение как символ в убранстве православного храма и религиозной жизни кубанцев (конец XIX — начало XXI вв.) " 

Думаю, интересно  познакомить с ней и всех интересующихся темой цветов в храме)) жду комментариев))

Рисунок

«Понятие о символе, – пишет Н. И. Костомаров, – не должно смешивать ни с образом, ни с аллегорией, ни с сравнением: всё это формы в которых выказываеца символ… Если народ имеет определённое понятие о духовном значении какого-нибудь предмета физического мира, то это значит, что такой предмет заключает символ для народа. Народные символы, расположенные в системе, составляют символику народа, которая служит нам важным источником для уразумения его духовной жизни» [1].

Автор статьи рассматривает символику некоторых растений, используемых в благоукрашении православных храмов, домах и быту прихожан. Различные аспекты данной проблемы в частности роль природных свойств растений и наделение их семиотическим статусом, рассматривались в трудах С. М. Толстой, В. Б. Колосовой, А. Б. Ипполитовой и др. Функции растений в кубанской и донской традиционной культуре изучались известным этнографом Н. И. Бондарем, Т. Ю. Власкиной, М. А Карпун и др.

Украшение храма растениями и цветами восходит к первым векам христианства. На стенах катакомб христианская символика изображала рай под видом деревьев и роскошных растений. В частности, пальмовое дерево, было символом рая, как места вечного блаженства. Рай также передавался через рисунок колосьев и цветов с сидящею на нём птицею, а иногда помещал дерево или пальму между двумя голубями. При изображении небесного рая, мы видим колосья или цветы, к которым прилетают души, не только в виде голубей, но вообще в виде птиц [2]. Птица — символ души. Они сидят на виноградных лозах и клюют виноград — плоды божественного учения. На тоже самое указывают слова св. Климента Александрийского «Лоза даёт вино, как Слово дало свою кровь» [3]. Из этого следует заключать, что главное значение виноградной лозы для христиан находилось в символической связи с таинством Причащения, поэтому её любили изображать вместе с уборкой винограда, или питающей своими кистями многочисленных птиц. Эта любовь к изображению уборки винограда отзывается и на всех остальных символах, происшедших от главного символа виноградной лозы — виноградной кисти, чаши, бочки.

Символ изображения сухого и зеленеющего дерева — смерть греховная и возрождение к новой духовной жизни и вообще развивают мысль о возрождении. Пальма — победа над смертью. Что касается маслины, известно, что у язычников маслиничная ветвь была знаком мира. То же значение маслина сохранила и у христиан. Её стали изображать с Ноевым ковчегом или с голубем. Маслина в ковчеге символизирует мир в недрах христианской церкви [4].

Система храмовой росписи сформировалась в Византии в VIII в. при патриархе Фотии одновременно со сложением чина Литургии. В средневизантийский период сложились следующие принципы росписи, такие как: иерархический, со смысловым центром в куполе; евхаристический, с центром в алтарной апсиде; литургический. В целом, храмовые росписи представляют собой образ небесного царства и мира, который включает в себя историю (Священную историю, историю Церкви и страны) и метаисторию (сотворение мира и его конец), символически передаёт устройство и иерархию мира, несёт благовествование и отражает историю спасения [5]. 

Что касается системы росписи каждого конкретного храма то она всегда индивидуальна, ибо при наличии общей схемы обычно возникают творческие решения, не нарушающие единый строй композиции храмового интерьера. Так тема не аскетического, а героического православия стала основной в системе живописных образов, украшающих стены Свято-Ильинской церкви г. Краснодара. Росписи храма можно читать как книгу истории становления православия на юге России. Из растительного орнамента здесь присутствует виноградная лоза, которая выходит из ребра Господа Иисуса Христа и обвивает крест.

Для первых же кубанских храмов конца XIX-начала XX в. был характерен иерархический принцип росписи, со смысловым центром в куполе. Т. е. в куполе икона Бога Отца, ниже на облаках восемь изображений святых ангелов «без корпусов, одни лики с крыльями». В осмирике под каждым из семи окон написаны тексты Священного Писания. «На восточной стороне осмирика на месте окна, изображены на окнах 12 ликов святых ангелов (без корпусов), а ниже с обеих боков икона Пресвятой Троицы, находящейся вверху иконостаса, два ангела в молитвенном коленопреклонённом положении» [6]. 

Свидетельства о такого рода росписях в деревянных храмах мы встречаем не только в Закубанье, но и на Линии. Так на Новой (Лабинской) Линии. Из 16 церквей 13-го благочиннического округа роспись имелась в деревянной церкви Святого Николая в ст. Лабинской, построенной в 1855 г и в храмах станиц Родниковской, Бесстрашной и Ахметовской [7]. Но в большинстве случаев, из-за недостаточности средств, деревянные стены окрашивались внутри и снаружи жёлтой или белой масляной краской [8]. По стенам развешивались иконы местного, афонского письма и приобретённые или заказанные в тех местах, где приходилось бывать казаку во время военной службы.

 В застеклённых киотах, куда вставлялись иконы имелись цветочные украшения, они отличались виртуозностью в исполнении вырезанных из фольги виноградных гроздьев, гирлянд, листьев аканта и других затейливых элементов. С обеих сторон от иконы помещали два напольных подсвечника, также искусно украшенных бумагой и фольгой [9]. Большое количество таких икон сохранились в кубанских храмах до сегодняшнего времени.

Украшались не только собственно иконы, но и рамы к ним. Резные деревянные киоты-рамы, иногда в виде растительного орнамента, появились на Кубани в 90-х гг. XX в. Иконы как в храмах, так и в домах обрамлялись рушниками (полотенцами) с вышивкой роз, вьюнка и т. д. Рушники на иконах, в глазах молящихся соотносились с омофором, который держит Пресвятая Богородица на руках в иконе «Покров Пресвятой Богородицы».

С 2015 года в главном соборе г. Краснодара, в честь св. Екатерины, киоты с иконами стали украшать пеленой, которая представляет собой плат из красного бархата с золотым шитьём виноградной лозы и колосьев пшеницы. Её подвешивают под иконой. В период Великого поста – время скорби о распятии Христа и покаяния, пелены снимаются с киотов. Эта традиция пришла на Кубань с греческого Афона. В русских летописях упоминание о пеленах встречается при описании церковной утвари, которой снабдил Андрей Боголюбский устроенный им Владимирский собор. Там они названы «портами» и подвешивались под нижний край иконы, спускаясь до пола, и закрывали стену [10].

Святой угол в доме состоял из полочки с иконами и стола-угольника, который также застилался вышитыми рушниками [11]. Жители ст. Мартанской говорят о том, что традиция вешать в святом углу занавесочки и закрывать ими иконы появилась гораздо позже [12].

В церкви вышитым растительным орнаментом украшались закладки для богослужебных книг, облачения священников, воздухи и покровы, которые использовались для покрытия священных сосудов (дискоса, потира) на проскомидии, для Евхаристии при приготовлении и освящении Святых Даров, для покрытия престола, жертвенника.

Желание внести не только вышитые, но и живые цветы в богослужебную практику мы встречаем из воспоминаний о святом праведном Иоанне Кронштадтском: «Вот он входит в квартиру…«Мир дому сему!» Чистая светлая комната, посреди большой стол, накрытый белоснежной скатертью, на нём миска и другие принадлежности для водосвятия. «А где же цветы, цветы где?» Хозяева удивлённо глядят. А сам о. Иоанн уже спускался в сад, откуда через несколько минут воротился, неся в руках цветы, и бодрый, весёлый начал молебен, уложив на белоснежной скатерти, вокруг сверкающего на солнце креста, пунцовые и голубые петуньи, левкои и бархатки» [13].

До 40-х гг. XX в. «во времена наиболее жестоких гонений на Церковь в больших городах в дни великих праздников, в храмы приносили цветы в вазах, цветочных горшках или в корзинах». В 50-х гг. XX в. украшение цветами храмов приняло широкий характер и стало выражаться в недопустимых формах, что вышло за пределы церковно-бытовой нормы. Церковные власти осудили, например, украшение храмов искусственными цветами. Патриарх Алексей I считал искусственные украшения предосудительными потому что они заключают в себе ложь, «но и живые цветы в корзинах, обвитые лентами из древесины, предназначенные для светских торжеств и театров, совершенно неуместны в храмах, а тем более в алтаре». Рекомендовалось украшать иконы живыми цветами, но не в корзинах и не вносить их в алтарь [14].

С 90-х гг., когда началось возрождение церковной жизни и строительство новых храмов, обычай ставить перед иконами вазы с букетами цветов сохранялся.
В современной традиции православный храм на Рождество Христово убирается обычно ветками или даже целыми деревцами ели. Кроме глубокого смысла (вечнозеленые — символ вечной жизни), такое оформление создает торжественное ощущение совершающегося таинства.

В Вербное воскресенье кубанцы приносят на освящение веточки вербы (побеги плакучей ивы вавилонской). В городских храмах в эти дни вводятся в декор вайи (пальма) или саговники (цикас). Ведь именно пальмовыми ветвями приветствовал народ Иисуса при въезде в Иерусалим. На Крестопоклонной неделе украшается цветами Крест Господень. А после нее в храме, среди других, ставят красные и лиловые цветы (в том числе гортензию в горшках или корзинках), что готовит верующих к приближению Страстной седмицы. В Страстную пятницу тщательно украшается плащаница. Композиции около нее делают в корзинах, вазах, на подсвечниках. Плащаница сначала стоит в храме, чтобы верующие могли подойти и поклониться, а затем ее обносят вокруг храма. Выбирают стойкие белые цветы, например, головки гвоздик, мелких хризантем с небольшим количеством зелени.Обычно священник сам определяет набор растений, но, как правило, это традиционные для России пасхальные цветы: гиацинты, тюльпаны, нарциссы. В одних храмах флориста просят сделать вокруг плащаницы гирлянду из 33 гвоздик (по числу лет земной жизни Христа), в других — использовать гиацинты, но всегда речь идет только о белых сортах. Этот цвет символизирует свет и чистоту. Розы и гвоздики традиционно считаются «цветами Христа».

На праздник Преображения Господня тоже предпочтительны белые цветы. На Кубани в этот день приносятся для освящения разноцветные букеты цветов и плоды (виноград, груши, яблоки).

Белые лилии — символ непорочности и чистоты используются при украшении храма в праздник Благовещенья Пресвятой Богородицы. Вот почему ими обрамляют образа Богородицы на Благовещенье, а в день почитания архангела Гавриила и его образ, т. к. он принёс весть о рождении Христа. Очень интересно оформляют икону и плащаницу на Успенье Богородицы. Белые цветы соединяют с синими и голубыми (по символике — цвета неба и веры), а в гирлянде на плащанице – вновь белые лилии.

В начале лета — праздник Святой Троицы. Храм убирается зелеными ветками липы, лесными, луговыми, полевыми цветами. Пол посыпается травами.
В храме не ставятся ядовитые растения. К растениям «сомнительного свойства» можно отнести багульник, коноплю, табак, борщевик, белену, сон-траву, плакун-траву [15].
В календарном круге и обрядах жизненного цикла кубанцев большое место уделялось растению. Как мы уже говорили, в храмах иконы, как на стенах, так и на иконостасе украшались венками из живых или искусственных цветов. Эта традиция идёт из древности, когда в дни праздников здания украшались венками. Их также могли одевать на голову. В книгах Нового Завета венок символизировал победу и награду [16]. 

Обряд венчания, который совершался возложением брачных венцов на головы брачующихся первые христиане выразили посредством изображения венков из цветов. Вышитые венки с монограммою — символом брака, мы встречаем на кубанских рушниках, которые заранее готовились к свадебному обряду. Есть варианты свадебного рушника — венок поддерживают два голубя или с двух сторон от венка помещаются вазы с цветами, как правило розами.

В традиционной культуре прообразом брачных венцов являлись венки, которые плели женщины в ст. Успенской Белоглинского района и во время чтения трёх коленопреклонённых молитв в день Святой Троицы. Одна из наших собеседниц, старалась сплести за это время два венка и поскольку она венчалась с мужем, домой она возвращалась, надев его на голову. Церковные венцы символизируют «царское достоинство, Царствие Небесное и мученичество без которого невозможно заслужить и Царства Небесного» [17]. Нами записывались случаи, когда жениха и невесту вели после венчания домой в венцах [18]. Растение активно использовалось в свадебном обряде. Гильце — ветка дерева, украшенная материальными символами богатства и достатка, во время свадьбы могло стоять на угольнике в святом углу вместе с иконами [19]. Калина – символ невинности, девственности используется в кубанской традиции при украшении свадебного каравая.

В похоронном обряде начала XX века, мы отмечаем присутствие цветов (мальвы, лилии, астры, хризантемы), если похороны проходили в весенне-осенний период [20]. В советское время в обряде появились сухие (базилик, васильки) и искусственные цветы и венки. Во время шествия похоронной процессии, впереди гроба на землю бросались цветы. В духовных стихах которые пелись и поются на похоронах, поминках вспоминались цветы в контексте описания рая: «Рай присветлый навастоки, вечной радости страна. Лутьше царских там палаток, там блаженства глубина. Там чертоги все златые, виноградные сады. Обитают там святые, всюду дивные плады. Там одета всё цветами, розы запах издают. Рощи с дивными древами, вечно ангелы поют»[1] [21].

Жизнь человека строилась согласно календарному году, включавшему в себя великие двунадесятые и малые праздники, посты, дни поминовения усопших. Растение использовалась здесь как в эстетических, так и практических целях. Так, под Рождество Христово «стены и углы жилища украшали бумажными цветами [22]. В святой угол клали траву, которую заготавливали в день Святой Троицы. На старый новый год (14 января – С. Г.) происходил обряд посевания «в святой угол, на иконы, стол, хозяев в сопровождении специальных словесных текстов, сыпали пшеницу, кукурузу, горох, семена подсолнуха, ячменя, овса, проса. «Зерно после посевания собирали, хранили, а перед севом, посадкой огорода, его рассевали по всей грядке или относили это зерно к воротам, чтобы был урожай» [23]. На Троицу святой угол украшался травкой и веточками с деревьев [24]. Троицкую траву, в том числе венки использовали в лечебных целях для мытья головы, постилали корове, кто умер «натаптывали падушку» [25]. 

На первый Спас, жители святили мак и хранили его в доме. Им посыпали цыплят, коров, «шоб никто не позавидовал на них» [26], просверливали в роге дырку и засыпали освящённый мак «от всех нечестей и врагов» [27]. Помимо мака, мёда и соли в первый спас освящали цветы, в т. ч. васильки (Благовещенская, Варениковская, Гостагаевская). Васильки как и Троицкая трава хранились за иконой [28]. 
На второй (яблочный) Спас освящали плоды с фруктовых деревьев, орехи, цветы. Вербные веточки, принесённые из храма или полученные из рук священника, стояли также в святом углу [29], а затем использовали в различных бытовых нуждах [30]. В ст. Чамлыкской ей «освящали» углы комнат, пастбища: «крестом махали: во имя Отца и Сына и Святого Духа». Рогатый дойный скот водили вербной веткой по хребту от рог до хвоста с теми же словами [31].

В традиционной культуре кубанцев существовали различные обряды и ритуалы, связанные с растительностью. В книге известного кубанского этнографа, проф. Н. И. Бондаря отмечается, что центральное место в празднике Троица «занимает персонифицированное деревце, вокруг которого развиваются основные события: завивание венков, кумления… В ст. Чамлыкской в лесу выбирали развесистое дерево, на него вешали крест, кумились, вокруг него водили хороводы, здесь же проводилась трапеза [32]. Другим примером использования деревца (ветки) служат обряды, связанные с «кукушкой». В выше названной станице нами записан обряд «похороны кукушки». В праздник Вознесения Господня наряжалась ветка дерева цветами, лентами, с которой ходили по станице и пели обрядовые песни, но прежде эта группа заходила в церковь на праздник. Кукушка в это время стояла в притворе храма. После службы женщины продолжали с песнями обход станицы. В этот же день кукушка аккуратно закапывалась, чтобы её не повредили дожди и лежала в земле до праздника Троицы. В этот день её откапывали и устраивали гулянья, праздничный обед [33]. В ст. Успенской дети и взрослые наряжали кукушку-веточку, одевали лентами, игрушками и ходили по улице, жарили и ели яичницу, но совершался этот обряд в день, когда Церковь празднует память святых жён-мироносиц. Здесь этот праздник назывался Моргоски [34].

Таким образом, украшение православных храмов и икон на Кубани венками из живых и искусственных цветов, букетами, росписями и вышивками в виде растительного орнамента сохранялось на протяжении всего рассматриваемого периода. Привносятся новые для Кубани традиции – украшение икон вышитой пеленой. Отмечается появление, особенно в городских храмах, большого количества флористических работ (букетов, композиций, панно, коллажей из разнообразных природных материалов: цветов, листьев, трав, ягод, плодов. 

Это связано с появлением нового направления в искусстве – церковной флористики. В домах прихожан в святом углу сохраняется присутствие освящённых растений (вербы, Троицких букетов). Продолжается традиция освящения цветов, плодов, растений в дни церковных праздников, но практически прекратилось их использование в хозяйственно-бытовых нуждах прихожан.

                                                                                                                                С.Н. ГЕТМАНСКАЯ,к.и.н., старший научный сотрудник НИЦ ТК ГБНТУ «Кубанский казачий хор»


Примечание
  1. Зеленина Я. Э. Христианская символика в трудах графа А. С. Уварова // А. С. Уваров Христианская символика. М., 2001. С. 224.
  2. Уваров А. С. Христианская символика. М., 2001. С. 156.
  3. Там же. С. 173.
  4. Там же. С. 192-195.
  5. Журнал Московской патриархии. 2015. №4. С. 69.
  6. Государственный архив Ставропольского края (далее — ГАСК). Ф. 135. Оп. 47. Д.402. Л. 1об.-2.
  7. Православная церковь на Кубани (конец XVIII-начало XX в. ): сб. документов. Краснодар, 2001. C. 289
  8. 8. ГАСК. Ф. 135. Оп. 3. Д. 396. Л. 246-246 об
  9. Цеханская К. В. Почитание православных святынь в России. М., 2013. С. 181.
  10. Там же. С. 186.
  11. Полевые материалы кубанской фольклорно-этнографической экспедиции — 2008 г. (далее — ПМ КФЭЭ-2008). Ст. Суздальская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к №3953. Инф.: Сандальчиди Н. М., 1940 г. р., Проценко М. Ф., 1926 г. р.; Там же. А/к №3965. Инф.: Панченко Л. Я., 1938 г.р. Панченко И. А., 1940 г. р; Там же. Ст. Саратовская. г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к №3978. Инф.: Крапивка У. С. 1928 г. р.
  12. ПМ КФЭЭ – 1992. Ст. Мартанская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к №305. Инф.: Мамаева М. П., 1916 г.р.; Там же. А/к №308. Инф.: Мамаева М. П., 1916 г.р.
  13. Константинов Дмитрий, свящ. Гонимая Церковь: Русская Православная Церковь в СССР / Ред. Попов А. В. – М., 1999. С. 115.
  14. Там же. С. 116.
  15. http://www.tropinka.orthodoxy.ru/raznoe/cvety.htm.
  16. Уваров А. С. Указ. соч. С. 196.
  17. http://foma.ru/chto-simvoliziruyut-venczyinavenchanii.html.
  18. ПМ КФЭЭ – 2010. Ст. Мартанская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к №4232. Инф.: Гончарова (Рыжкова) М. Ф. 1930 г. р.
  19. ПМ КФЭЭ – 1992. Ст. Мартанская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к № 314. Инф.: Бражников С. П., Бражникова А. Т.
  20. Фото из архива казачьего общества ст. Медвёдовской Тимашевского р-на Краснодарского кр.
  21. ПМ КФЭЭ – 2016. Ст. Воронежская. Усть-Лабинского р-на Краснодарского кр. Тетрадь с записью духовных стихов. Рукопись.
  22. Бондарь Н. И. Календарные праздники и обряды кубанского казачества. Краснодар, 2011. С. 35.
  23. Там же. С. 90.
  24. ПМ КФЭЭ – 1992. Ст. Мартанская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к 325. Инф.: Крячина Е. Л., 1910 г.р.
  25. ПМ КФЭЭ – 2012. Ст. Успенская Белоглинского р-на Краснодарского кр. А/т 5320082. Инф. Оберная Л. П., 1939 г. р.
  26. ПМ КФЭЭ – 1992. Ст. Мартанская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к 308. Инф.: Мамаева М. П., 1916 г.р.
  27. ПМ КФЭЭ – 2009. Ст. Чамлыкская. Лабинского р-на Краснодарского кр. А/к 4130. Инф.: Клименко Р. П. 1926 г. р.
  28. Бондарь Н. И. Указ. соч. С. 221.
  29. ПМ КФЭЭ – 2010. Ст. Мартанская. Р-на г. Горячий Ключ. Краснодарского кр. А/к 4222. Инф.: Мажневская В. Г.
  30. Бондарь Н. И. Указ. соч. С. 151-152.
  31. ПМ КФЭЭ – 2009. Ст. Чамлыкская. Лабинского р-на Краснодарского кр. А/к 4130. Инф.: Клименко Р. П. 1926 г. р.
  32. Бондарь Н. И. Указ. соч. С.182.
  33. ПМ КФЭЭ – 2009. Ст. Чамлыкская. Лабинского р-на Краснодарского кр. Полевой дневник Жигановой С. А.
  34. ПМ КФЭЭ – 2012. Ст. Успенская. Белоглинского р-на Краснодарского кр. А/т 5320082. Инф. Оберная Л. П., 1939 г. р.
 Автором сохранена грамматика оригинала.

Материал опубликован: Гетманская С.Н. Растение как символ в убранстве православного храма и религиозной жизни кубанцев (конец XIX — начало XXI вв.) // Традиционная культура народов России». История, динамика, современное состояние. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ростов-на-Дону, 2016. С. 89-99.


Источник: http://kanonkuban.ru/rastenie-kak-simvol-v-ubranstve-pravoslavnogo-xrama-i-religioznoj-zhizni-kubancev-konec-xix-nachalo-xxi-vv/
QUANTUM SATIS!
С уважением, Людмила

https://vk.com/id137749448
Страницы: Пред. 1 2 3 4
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)